Календарь
Чтобы получать новые статьи сайта на свой e-mail

Иудеи.

Тайна раскрыта.

Путин о Русских.

Демократы и жиды.


Издательство Русская Идея




Сайт
Мама, не делай аборт!

Елка — враг государства

Православные, отмечающие «новый год», становятся друзьями безбожному миру в его служении идолам. И употребление «из любви к ближнему» скоромного в кругу нецерковных людей, и устроение «постного стола» (попытка формально соблюсти предписания Устава) – все это разные проявления той дружбы с миром, которая, по слову Писания, есть вражда против Бога (Иак. 4, 4).

В 1914-м. в России началась активная антинемецкая кампания. Весной 1915 года Николай II утвердил «Особый комитет для объединения мероприятий по борьбе с германским засильем», ближе к зиме началась ликвидация немецких колоний в Поволжье, на Южной Украине и Кавказе, а также принудительное переселение колонистов в Сибирь. В канун 1915 года немецкие военнопленные в госпитале Саратова устроили праздник с традиционной елкой. Пресса назвала это «вопиющим фактом», журналистов поддержали святейший Синод и император Николай II. Традицию царь назвал «вражеской» и категорически запретил ей следовать. В 1916 году Синод русской православной церкви запретил рождественскую елку как «вражескую немецкую затею».

История появления елки.

Прежде чем напомнить о символическом значении Рождественской елки начала несколько слов об истории ее появлении в России. Первая елка появилась у нас повелением Петра I в ходе его насаждения европейской моды, обычаев, праздников, календаря. Вместе с началом календарной реформы в день введения Петром европейского новолетия с 1 января 1700 г. от Р.Х.

Почему Петру захотелось ставить елки именно 1 января в ознаменование своей европейской календарной реформы – видимо, для придания ей особой торжественности, а может быть, он и в Европе слегка спутал Новый год с Рождеством. Елочный обычай этот также не сразу привился: елками в день Нового года стали украшать в основном крыши кабаков, что отразилось и в русском языке: «поднять елку» означало напиться, «идти под елку» – идти в кабак.

Европейская традиция ставить елку, но не новогоднюю, а, конечно, рождественскую, установилась в России только в первой четверти XIX века. По желанию супруги Императора Николая I Александры Федоровны, урожденной Фредерики Прусской, через два года после их бракосочетания, в 1819 г., впервые по немецкому обычаю поставили рождественскую елку в царском дворце, что и положило начало этой традиции в России. Петербургские немцы, которых было немало при дворе, задавали тон: елку у них ставили в центр стола, украшали ее конфетами, печеньем, свечками. Вскоре этот красивый обычай стал модным в домах русской придворной знати и вообще в высшем обществе. В канун Рождества елками стали украшать присутственные места, вокзалы, рестораны, городские площади.

Именно с этих пор атрибутом рождественских праздников в России стал и европейский «Санта Клаус». Имя его в Европе было изначально связано со святителем Николаем Мирликийским, праздник которого отмечался 6 декабря. Однако постепенно с конца XVIII века, на основе сказочных литературных фантазий на эту тему, европейцы стали ассоциировать св. Николая с волшебником-дарителем рождественских подарков детям. В России святитель Николай как один из наиболее почитаемых святых не мог быть перенят в столь профанированном обличье. Вместо этого европейский сказочный Санта Клаус был русифицирован также в сказочном виде как «Дед Мороз» – в связи с такими персонажами старинных русских сказок как Морозко и Мороз Иванович, его стали называть в России также: Рождественский дед или Елочный дед, не связывая со св. Николаем Чудотворцем. Праздновали в городах России и Новый год – на святках, как веселое продолжение Рождества после долгого поста.

Однако основная часть народа – крестьянство, продолжала праздновать Рождество традиционно, после церковной службы и разговления с рождественскими песнопения (колядками) и Вифлеемской звездой обходили дома и пели поздравления хозяевам, получали угощения. Особенный размах праздничные гуляния достигали во время святок, но обходились при этом без елок. А Новый год у православного народа начинался 1 сентября по церковному календарю годичного цикла богослужений.

После большевицкого переворота общественные елки на Рождество в советской России были запрещены как «религиозный пережиток». Их передвинули на Новый год – таковы были уже первые советские детские елки в Горках у Ленина, куда приглашали местных ребятишек. 1 февраля 1918 г. большевики ввели григорианский календарь, приказав считать этот день 14-м февраля, – тем самым намеренно предвинули новогодний праздник на дни Рождественского поста. Более того: 1 октября 1929 г. была сделана попытка ввести новый, революционный календарь, отменяющий как «религиозный пережиток» даже семидневную неделю. В пятидневной рабочей неделе воскресенья и, следовательно, многие церковные праздники, были сделаны рабочими днями.

Впервые ёлку принёс домой еретик.

Принято считать, что впервые ёлку принес домой Мартин Лютер (1483-1546) – ересеучитель, основатель одного из направлений протестантизма. В начале XVI века, в Рождественский сочельник Лютер идя домой, взглянул на усыпанное звездами небо, ему показалось, что стоящие вокруг ели, также осыпаны сверкающими звездами. Лютер срубил небольшую ёлку и принес домой. Затем сочинили легенду об огоньках, феях, ангелах и т.п.

Новый ритуал, наряжать рождественскую ёлку распространился в протестантской Германии и по всей Европе. Например, летопись от 1605 года свидетельствует, что в Эльзасе «на Рождество устанавливают в домах ёлки, а на их ветви навешивают розы из цветной бумаги, яблоки, печенье, кусочки сахара, мишуру».

Гирлянда (огоньки фей) — которыми наряжают елки, символизирует «духов ушедших предков» (по некоторым вариантам — фей, эльфов), то есть на самом деле бесов.

Ёлка в христианстве.

В Новом Завете нет каких-либо указаний на дерево, как символ Рождества Христова. Только описан Вход Господень в Иерусалим, когда народ приветствовал его ветвями финиковой пальмы, которая считалась символом победы. В христианстве пальма интерпретируется, как символ победы над смертью. Там где из-за холода пальмы не растут, их замещает верба, отсюда Вербное воскресенье.

Почему православные не празднуют Новый год?

ПРИЧИНА 1: НЕЦЕРКОВНЫЙ, НЕПРАВОСЛАВНЫЙ ХАРАКТЕР САМОЙ ДАТЫ

В Святой Церкви есть определенная дата Новолетия (начала индикта) – 1-е сентября (14 сентября по новому стилю). Именно к этой дате приурочено соответствующее богослужебное последование. Гражданский же Новый год, празднуемый зимой, никак не связан с церковным календарем, но был введен в России Петром I c 1700 года (хотя он и праздновался по юлианскому календарю, а не по католическому григорианскому т.н. новому стилю, как в Европе).

Но Новолетие, празднуемое 1-го января, изъятое из богослужебного круга, и характер приобрело нехристианский, а языческий, нечестивый, богопротивный. О чем свидетельствовали многие русские святые, например, святитель Феофан Затворник и святой праведный Иоанн Кронштадтский. Они обличали русский народ в том, что, подражая богоотступническому западу, он стал по-язычески встречать Новый год: «Вертеться с бокалами – тут какой смысл? <…> Вы скажете: обычай зашел. – И я подтвержу: обычай зашел, – и прибавлю: обычай, совсем нe христианский, а языческий, нечестивый, богопротивный» (Свт. Феофан Затворник. Слово на Богоявление, 6 января 1865 г.).

С введением же большевиками после революции нового стиля, нынешнего гражданского календаря, празднование Нового года 1-го января по нему стало приходиться на последние дни Рождественского поста – дни, в которые Типикон заповедует православным христианам строгое воздержание.

ПРИЧИНА 2: АНТИХРИСТИАНСКИЙ ХАРАКТЕР НОВОГО ГОДА

Современный, сохранившийся с советских времен Новый год и торжества, с ним связанные, изначально вводились в противовес, взамен церковного праздника Рождества Христова, и большевики расценивали принятие православными их Нового года как успех антирелигиозной пропаганды.

Получается, что православные, отмечающие этот день, становятся друзьями безбожному миру в его служении идолам. И употребление «из любви к ближнему» скоромного в кругу нецерковных людей, и устроение «постного стола» (попытка формально соблюсти предписания Устава) – все это разные проявления той дружбы с миром, которая, по слову Писания, есть вражда против Бога (Иак. 4, 4).

Церковь Христова – не от мира сего. Древние христиане не боялись не вписаться в современное им общество, напротив, даже противопоставляли себя ему, безбоязненно шли на мучения, привлекая своей чистой жизнью и исповедническими подвигами новых христиан в церковную ограду. Теперь же не Церковь христианизирует (осоляет) мир, а мир активно пытается «расцерковить» христианство. И такое сближение с миром делает верующего «солью обуявшею» (см.: Мф. 5, 13).

Празднование гражданского Нового года 1-го января по новому стилю должно быть неприемлемо для православных. В этот день, когда безбожный и богоотступнический мир празднует свой Новый год, Православная Церковь совершает память святого мученика Вонифатия, который является для всякого теплохладного христианина примером совершенного исповедничества и отвержения сластолюбия.

И вот она, нарядная, на праздник к нам пришла…

У ранних кельтов ель считалась обиталищем лесного духа, требовавшего кровавых жертв — внутренностей людей и животных, которые друиды регулярно развешивали на ветвях дерева. Когда окрепшая христианская церковь запретила жертвоприношения, народы Европы заменили внутренние органы шарами из дерева, которые в дальнейшем стали стеклянными, а кишки — тряпочными и бумажными гирляндами. И вот она, нарядная, на праздник к нам пришла… Что касается доброго дедушки Мороза и его западного аналога Санта Клауса, то они произошли от древнего и злобного кельтского божества, Великого Старца Севера, повелителя ледяного холода и пурги. Он тоже ходил по домам с холщовым мешком, но не раздавал подарки, а собирал жертвоприношения, которые ему недодали в течение года. Визит Старца с мешком не предвещал ничего хорошего: как правило, после его ухода в доме оставались только обледеневшие трупы. Для того, чтобы оградить поселок от ужасного визита, друиды приносили свирепому божеству общую жертву — в мороз раздевали и привязывали к дереву юную девственницу. Именно ее замерзший, покрытый инеем труп и стал прообразом веселой Снегурочки, сопровождающей Деда Мороза…

Комментарии запрещены.

Единственная власть от Бога - Православная монархия.

Loading ... Loading ...

Утверди Боже.

Выхожу один я на дорогу

Русская Женщина.

ПОКАЯНИЕ.

Путин о Царе.

ЗА РУССКОЕ СОЛНЦЕ.

Пандемии ЛЖИ.

Богоносная Россия.

Ювенальная юстиция.

Сербия Россия.

Архивы