Календарь
Чтобы получать новые статьи сайта на свой e-mail

Иудеи.

Тайна раскрыта.

Путин о Русских.

Демократы и жиды.

Календарь Святая Русь


Издательство Русская Идея




Сайт
Мама, не делай аборт!

3 июля 1913 года. Разгром русского монашества на Афоне

images Это было в точно такой же прекрасный июньский день… Монахи, вышедшие на богослужение, столпились на балконе четвертого этажа. Несколько сот человек с удивлением смотрели на море — в лучи восходящего солнца. К ужасу монахов, они видели, как к Монастырю причаливают военные корабли под российским имперским флагом…. — Святая Гора Афон Приведем свидетельство иеросхимонаха Николая (Иванова), подробно описавшего то, что происходило с ним во время побоища в Пантелеимоновом монастыре: 
В то время (3-го июля), когда была в коридоре поливка из пожарных труб холодной водой братии, я в полном монашеском облачении и в епитрахили, с иконой Божией Матери в руках, во время ужасной поливки стоял впереди. Когда всех измочили, многих сбили с ног, и они в одежде с иконами и крестами лежали на полу в воде, тогда набросились на меня два офицера 50-го Белостокского полка, один по фамилии Мунзов, а другой неизвестен, которые моею епитрахилью чуть было не задушили меня. Они, сорвав с меня епитрахиль, рясу, схиму, их бросили на пол в воду и топтались по ним. Затем вырвали у меня из рук икону Божией Матери и ею два раза сильно ударили меня по голове, потом стали бить меня иконою же по всему телу, я упал на пол в воду, они и лежащего меня продолжали бить и, бив до полусмерти, бросили на пол в воду и самую св. икону Божией Матери, разбивая ее на мелкие части, топтались по ней ногами, а солдаты, тут бывшие, били меня прикладами и ногами; а потом те же два офицера и еще два солдата, приподняв меня кверху, сильно ударили меня о каменный пол, я лишился чувств. Не могу определить времени моего бесчувствия. Когда же я стал приходить в чувство и, открыв глаза, стал ощущать сильную боль тела от побоев, и так как я лежал в коридоре в поперек, то по мне солдаты топтались ногами и через меня таскали в просфорную мертвых — убитых монахов (я заметил только двух). Затем один солдат, схватив меня за ногу, потащил меня по полу к просфорне, где складывали убитых монахов; дотащив меня до просфорни, солдат, заметив, что я жив, бросил мою ногу и спросил меня: «Батюшка, ты живой?» Я ответил: «Живой!». «Так вставай»,- сказал мне солдат. «Не могу»,- ответил я. В это время подошел другой солдат, они вдвоем приподняли меня и, поставив на ноги, сказали «иди», но я не мог сам идти. Тогда они начали ругать меня скверными словами, и в то время один солдат сильно ударил меня прикладом ружья в плечи, я снова упал и лежал на полу без чувств. Когда же стал приходить в чувство, я оказался сброшенным уже внизу во дворе, около библиотеки. Опомнившись немного, я с трудом поднялся на ноги и, неоднократно падавши, оттуда вышел сам, дошел до переплетни и там, облокотившись о стол, отдыхал, дабы прийти более в чувство. В это время увидел меня монах Моисей (игуменский повар), возмущавший солдат на избиение монахов; у него была через плечо шашка офицера Мунзова. Монах Моисей, ругая меня скверными словами, подбежал ко мне, вынув из ножен шашку, и ею хотел меня зарубить, но подоспевший солдат, удержав руку убийцы, оттолкнул его с криком: «Не смей это делать», и спас меня от смерти. Этот солдат взял меня под руку и повел к другим солдатам, стоявшим в два ряда около храма святителя Митрофана, и, передав им меня, сказал: «Отведите его на низ». Два солдата взяли меня под руки, повели вниз по лестнице к храму Успения Божией Матери. На половине лестницы оба солдата ударили меня прикладами и толкнули вниз, где, сильно ударившись о каменную мостовую, лежал без чувств — не знаю, сколько время. Когда же несли меня четыре солдата из обители, то около святых ворот я мог открыть глаза и увидел стоявшего там консула Шебунина, который говорил солдатам: «Несите его, чёрта, на пристань и отправьте на пароход Херсон».
Движение имяславцев на Афоне
Подавление бунта (Некоторыми историками это событие оценивается как расправа над русским монашеством на Афоне) Мы вспоминаем 3 июля 1913 года: Русский монастырь — лужи крови, разбитые иконы, остались только старики и инвалиды, все монахи бесследно исчезли… Русские историки назовут это событе»зачисткой монастыря». Греки таких слов не знают. Самое авторитетное греческое историческое издание издательства Explorer, назовет это событе по рассказам очевидцев: «1913 год – блокада и расстрел монастыря Св. Пантелеимона русскоий военной эскадрой». Это было в точно такой же прекрасный июньский день… Монахи, вышедшие на богослужение, столпились на балконе четвертого этажа. Несколько сот человек с удивлением сморели на море — в лучи восходяшего солнца. К ужасу монахов, они видели, как к Монастырю причаливают военные корабли под российским имперским флагом…. Солдаты выходили, спешно строились, приводили оружие в боевое положение, прмыкали штыки и разбивались на боевые отделения. Наконец, на пристань вытащили и установили два огромных пулемета… На Святую Гору, куда уже тясячу лет не ступал человек с оружием, высадилась и развернулась регулярная армия… Это было что-то совершенно невероятное! В соответствии с предписанием Святейшего Синода, 4 июня 1913 года военный корабль «Донец» доставил архиепископа Вологодского Никона Рождественского и профессора Троицкого на Афонс целью «усмирения монашеского бунта» (11 июня к ним на помощь подошёл пароход «Царь» с 5 офицерами и 118 солдатами) Перепись, проведённая архиепископом, показала, что среди 1700 российских монахов 661 записали себя имяборцами, 517 — имяславцами, 360 уклонились от переписи, а остальные записались нейтральными В течение июня архиепископ Никон «вёл переговоры» с имяславцами и пытался заставить их поменять свои убеждения добровольно, но потерпел неудачу. Монахи, вышедшие на богослужение, столпились на балконе четвертого этажа. Несколько сот человек с удивлением сморели на море — в лучи восходяшего солнца. К ужасу монахов, они видели, как к Монастырю причаливают военные корабли….
3 июля 1913 года прибыл пароход «Херсон», направленный с целью выдворения монахов с Афона, и солдатам 6-й роты 50-го Белостокского полка российским консулом в Константинополе Шебуниным было дано приказание взять мятежников приступом… Монахи оказывали активное сопротивление молитвой в храме перед иконой Божией Матери… Драма, развернувшаяся на Афоне 3 июля 1913 года. Приведем некоторые наиболее красноречивые свидетельства по монографии митр Иллариона: Безоружных, совершавших церковное служение иноков подвергли неслыханному истязанию — их в продолжение целого часа окатывали в упор из двух шлангов сильнейшей струей холодной горной воды, сбивая с ног, поражая <…> сильнейшими ударами лицо и тело <…> Для насильственного вывоза были поставлены два пулемета: из солдат выбирали охотников «бить монахов» <…> Наконец, полупьяных и осатаневших солдат бросили на безоружных иноков по команде «Бей штыками и прикладами!» <…> Били беспощадно!.. Хватали за волосы и бросали оземь!.. Били на полу и ногами. Сбрасывали по мокрым лестницам с четвертого этажа!.. Было 46 раненых с колотыми, резаными <…> ранами, которых зарегистрировал судовой врач на «Херсоне» <…> Без чувств скатывались многие иноки с лестниц <…> Совершенно потерявших чувство и убитых оттаскивали в просфорню. В ту же ночь, как утверждают очевидцы, было похоронено четверо убитых Приведем еще одно свидетельство, принадлежащее группе монахов-имяславцев, которые дали показания после изгнания со Святой Горы и прибытия в Одессу: Когда все было приготовлено для поливки и к бою, к исповедникам подошел консул Шебунин с всей свитой, и командир «Донца» закричал на исповедников: «Выходите, черти, добровольно; если же не выйдете, то увидите, свиньи, что я с вами сделаю. Вот даю вам полчаса времени» <…> Раздалась команда, на исповедников полилась из двух пожарных кранов сильного напора холодная вода: из одного в упор по коридору, а из другого снизу. Лили долго и усердно целый час 5 минут51, но иноки, защищая свои лица святыми иконами и крестами, продолжали стоять неподвижно, хотя и тряслись от холода всем телом; при этом непрестанно взывали ко Господу: «Господе Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас! Пресвятая Богородица, спаси нас! Святый великомучениче Пантелеймоне, моли Бога о нас! Святый архистратиже Михаиле, моли Бога о нас! Вси святии, молите Бога о нас!»
Вот с этого балкона 4 этажа сбрасывали монаов в полном облачении по лестнице до первого этажа, где били и волокли на пристань… Увидев, что исповедники, с помощью Божией, терпеливо переносят холодное обливание, солдаты взяли железные багры, крючки, кочерги и подобные им орудия и стали ими разбивать, вырывая из рук исповедников, святые иконы, кресты и царские портреты и, бросая их в грязь и воду, топтали ногами, затем стали этими же орудиями хватать иноков за голову, шею, ноги, одежду, валить их в ту же грязную воду и тем же способом тащить к себе, для отправки на пароход. Не довольствуясь этим, солдаты, под командой штабс-капитана Мунзова, пустили в дело приклады и даже штыки52. Приведем также свидетельство иеросхимонаха Николая (Иванова), подробно описавшего то, что происходило с ним во время побоища в Пантелеимоновом монастыре: В то время (3-го июля), когда была в коридоре поливка из пожарных труб холодной водой братии, я в полном монашеском облачении и в епитрахили, с иконой Божией Матери в руках, во время ужасной поливки стоял впереди. Когда всех измочили, многих сбили с ног, и они в одежде с иконами и крестами лежали на полу в воде, тогда набросились на меня два офицера 50-го Белостокского полка, один по фамилии Мунзов, а другой неизвестен, которые моею епитрахилью чуть было не задушили меня. Они, сорвав с меня епитрахиль, рясу, схиму, их бросили на пол в воду и топтались по ним. Затем вырвали у меня из рук икону Божией Матери и ею два раза сильно ударили меня по голове, потом стали бить меня иконою же по всему телу, я упал на пол в воду, они и лежащего меня продолжали бить и, бив до полусмерти, бросили на пол в воду и самую св. икону Божией Матери, разбивая ее на мелкие части, топтались по ней ногами, а солдаты, тут бывшие, били меня прикладами и ногами; а потом те же два офицера и еще два солдата, приподняв меня кверху, сильно ударили меня о каменный пол, я лишился чувств. Не могу определить времени моего бесчувствия. Когда же я стал приходить в чувство и, открыв глаза, стал ощущать сильную боль тела от побоев, и так как я лежал в коридоре в поперек, то по мне солдаты топтались ногами и через меня таскали в просфорную мертвых — убитых монахов (я заметил только двух). Затем один солдат, схватив меня за ногу, потащил меня по полу к просфорне, где складывали убитых монахов; дотащив меня до просфорни, солдат, заметив, что я жив, бросил мою ногу и спросил меня: «Батюшка, ты живой?» Я ответил: «Живой!». «Так вставай»,- сказал мне солдат. «Не могу»,- ответил я. В это время подошел другой солдат, они вдвоем приподняли меня и, поставив на ноги, сказали «иди», но я не мог сам идти. Тогда они начали ругать меня скверными словами, и в то время один солдат сильно ударил меня прикладом ружья в плечи, я снова упал и лежал на полу без чувств. Когда же стал приходить в чувство, я оказался сброшенным уже внизу во дворе, около библиотеки. Опомнившись немного, я с трудом поднялся на ноги и, неоднократно падавши, оттуда вышел сам, дошел до переплетни и там, облокотившись о стол, отдыхал, дабы прийти более в чувство. В это время увидел меня монах Моисей (игуменский повар), возмущавший солдат на избиение монахов; у него была через плечо шашка офицера Мунзова. Монах Моисей, ругая меня скверными словами, подбежал ко мне, вынув из ножен шашку, и ею хотел меня зарубить, но подоспевший солдат, удержав руку убийцы, оттолкнул его с криком: «Не смей это делать», и спас меня от смерти. Этот солдат взял меня под руку и повел к другим солдатам, стоявшим в два ряда около храма святителя Митрофана, и, передав им меня, сказал: «Отведите его на низ». Два солдата взяли меня под руки, повели вниз по лестнице к храму Успения Божией Матери. На половине лестницы оба солдата ударили меня прикладами и толкнули вниз, где, сильно ударившись о каменную мостовую, лежал без чувств — не знаю, сколько время. Когда же несли меня четыре солдата из обители, то около святых ворот я мог открыть глаза и увидел стоявшего там консула Шебунина, который говорил солдатам: «Несите его, чёрта, на пристань и отправьте на пароход Херсон».
 Как описывают в своих показаниях имяславцы, «монастырь превратился в поле сражения: коридоры были окровавлены, по всему двору видна была кровь, смешанная с водою; в некоторых местах выстланного камнями двора стояли целые лужи крови» 54. Судовым врачом «Херсона» засвидетельствовано сорок монахов с колотыми, резаными и рублеными ранами, а также ранами, нанесенными прикладом ружья55. Таков был печальный итог афонской экспедиции архиепископа Никона и возглавлявшейся им делегации дипломатов, солдат и офицеров. Впрочем, сам Никон происходившего не видел: как мы помним, во время побоища 3 июля он благоразумно остался на «Донце», предоставляя почетную миссию «водворения церковного мира» представителям государственной власти. После этого солдаты направились в область Андреевского скита… После завершения операции по «зачистке»
Пантелеимонова монастыря и Андреевского скита, большая часть русских монахов была вывезена со Святой Горы… Пришедшие на следующий день греки обнаружили лужи крови и пустой монастырь. Это событие назовут РУССКОЕ ЧУДО.
Пресвятая Богородица прощалась с русскими… Ученые пытаются нас обмануть и представить события так, будто бы эти люди не хотели поменять убеждения. У них не было убеждений, а была – Живая Традиция. Необъяснимое живое духовное Пространство, в котором они родились, жили, и частью которого они являлись. Они не могли это живое Чудо поменять или предать, как рыба не может поменять воду. Потому что для рыбы вода – это не место, где плавают, а – живой мир в котором рыба может дышать, видеть, слышать, учиться и выполнять свое предназначение…
_______________________________________________________________________________________________________________________________________________

Комментарии запрещены.

Единственная власть от Бога - Православная монархия.

Loading ... Loading ...

Утверди Боже.

Выхожу один я на дорогу

Русская Женщина.

ПОКАЯНИЕ.

Путин о Царе.

ЗА РУССКОЕ СОЛНЦЕ.

Пандемии ЛЖИ.

Богоносная Россия.

Ювенальная юстиция.

Сербия Россия.

Архивы