Календарь
Чтобы получать новые статьи сайта на свой e-mail

Иудеи.

Тайна раскрыта.

Путин о Русских.

Демократы и жиды.

Календарь Святая Русь


Издательство Русская Идея




Сайт
Мама, не делай аборт!

Флорентийская уния

Константинопольский Собор 1450 года и соборное отвержение Флорентийской Унии

Иногда задают вопрос – была ли в Византии соборно отвергнута Флорентийская Уния? Современные православные греки на этот вопрос отвечают, что да, была отвергнута на Соборе 1450 года. В книге «Марк Эфесский и Флорентийский Собор» составленной афонским монахом Каллистом Властосом читаем о Соборе 1450 года следующее:

«В патриаршество Григория Маммы Император Иоанн, видя совершенное поражение христианского войска и бесполезность всех усилий его брата Константина и поняв, что он обманулся во всех своих надеждах на военную помощь от унии, тяжело заболел и каялся во всём содеянном им, с горечью вспоминая наставления своего старого отца Мануила. Умер он 31 октября 1449 года и погребён в монастыре Пантократор, прожив полных 56 лет, а правил он 23 года*. Константинопольская «знать отправила на Пелопонесс Алексия Филантропина и Мануила Иагра и благодаря им на Константинопольский престол был возведён Константин, который был прозван Драконом за своё мужество. 12 марта 1450 года Константин прибыл в Константинополь.

Священный Марк, тогда живший в Эфесе, был вызван в Константинополь, чтобы способствовать исправлению изъянов и восстановлению церковной истины. Лишь только священный Марк получил это приглашение, как поспешно собрался и прибыл в Константинополь, где ещё застал Григория на патриаршем престоле. Он, желая «собрать разошедшееся», побудил Императора Константина к тому, чтобы созвать Собор, ибо только Собор мог окончательно утихомирить бурю в Церкви, которую подняло лжесоединение на Флорентийских заседаниях. По велению Императора Собор был созван в Константинополе в Великой Церкви Премудрости Божией Святой Софии). На Соборе присутствовали три Восточных Патриарха: Филофей Александрийский, Дорофей Антиохийский и Феофан Иерусалимский, а также большинство митрополитов, церковных наставников и высокопоставленных лиц. Этот Собор, задачей которого был пересмотр Флорентийского собора и рассмотрение связанных с этим церковных дел, провёл четыре заседания.
На первое заседание был вызван Патриарх Григорий через иконома Михаила) и Великий Ритор Феодор, чтобы дать ответ обо всём, что тот сказал и сделал в пользу латинян. Хотя Патриарха дважды вызывали, он отказался прийти и в связи с неявкой был заочно лишён сана за своё латинство. На патриарший престол был возведён православный Афанасий. На этом Соборе шла дискуссия об исхождении Святого Духа между фратором Леонардо — его латиномыслящий Патриарх Григорий прислал, как своего представителя, — и Великим Ритором Феодором. Когда Григорию сообщили о результатах соборного заседания, он бежал из Константинополя в Рим, где и скончался**.
На втором заседании священный Марк, Георгий Гемист, Амируджи и Схоларий выступили с изложением деяний во Флоренции. Те, которые подписали определение Флорентийского собора, попросили у Церкви прощения. Затем Собор отверг Флорентийское лжесобрание, поименовав его заблуждающимся, мирским и насильственным. Патриархи провозгласили недействительной его работу: «Так как этот лжесобор закончился хитростями, обманами и насилиями, а не исследованием истины и вопреки нашему разуму, то да будет его работа недействительной. И да будет отвержен этот Собор как дерзкий и противоречащий святым Вселенским Соборам».
На третьем Соборе исследовался вопрос об исхождении Святого Духа и другие решения Флорентийского Собора.
На последнем заседании обсуждался вопрос об участии во Флорентийском соборе, а также и все латинские нововведения и отличия от Православия. Собор, приняв во внимание всё, сказанное участниками Флорентийского собора, провозгласил недействительными все его решения. В завершение работы Собора было составлено следующее решение, которое было подписано Патриархом, архиереями и прочими участниками Собора:
«Мы все исповедуем вместе, что не нужно добавления в Символе Веры, ибо не требует исправлений Символ Семи Вселенских Соборов и в нём нет недостатков, которые мешали бы спасению. Дух Святой исходит от Отца, а не от Сына. И Отец — единственная причина существования Сына и Духа. Папа, когда был православным, вместе с четырьмя Патриархами созывал Вселенский Собор, и хотя и по диптихам, и соответственно, по своему сану, шёл впереди других Патриархов, он подчинялся законам Собора. И только Вселенский Собор может вводить каноны, а не монарх-Папа. Святые видят Бога, но не совершенным образом до суда и не имеют полного воздаяния до суда, а искупление происходит в аду, а не в очистительном огне вне ада. Преложение сущности в Таинстве производится Троицей и словами Господа после молитв священника, ибо священник — инструмент священнодействия»***.
Решения этого священного Собора положили конец соблазнам и утишили бурю, которую подняли среди православных Восточной Церкви события на Флорентийском лжесоборе. Латиняне до сих пор продолжают называть и признавать Флорентийский собор Вселенским. Но все их усилия может опровергнуть даже одна наша маленькая книжка, которая повествует о ходе работы собора. Ибо все решения этого собора были результатом мириадов принуждений и угроз, читать о которых ужасно, и весь ход собора вводит в смущение, как нечто чудовищное. Поэтому очень разумно выразился Патриарх Иерусалимский Нектарий, когда, говоря в своём труде об истории Сиропула, пишет между прочим следующее: «Книга Сиропула, до сих пор не изданная типографским образом, распространена среди православных в многочисленных копиях, и если латинянину она попадётся, то я уверен, что он постыдиться называть то Флорентийское сборище Вселенским Собором» с. 34-35).
После завершения работы Собора священный Марк с великим рвением продолжал вести борьбу за Православие, думая, как собрать то, что было разлучено Флорентийским лжесобором. Он стал утешать и ободрять скорбящих о том, что они, будучи введены в заблуждение, подписали Флорентийское определение, и побуждать их к искреннему покаянию, советуя остальным с братской любовью и кротостью относиться к кающимся. Поистине благодаря неустанным усилиям священного Марка прежде заблуждавшиеся вернулись в Православие, павшие поднялись и распрямились, разлучённое соединилось и надолго изгнанный из Церкви мир был восстановлен.
Священный Марк, заболев и почувствовав, что скоро он уйдет из жизни, позвал к себе письмом Георгия Схолария и в этом письме стал умолять его, чтобы он вместо него впредь держал в уме церковный догмат против латинян и благородно сражался в защиту Восточной Православной Церкви Христовой так, как он сражался против душетлен-ной унии, которая оказалась временной и недолговечной, хотя у неё и были кой-какие пособники, прежде бывшие православными. Он написал об этом и о многом другом, а в конце умолял его так: «То, о чём я говорю, теперь говори и ты, дабы я имел совершенную уверенность, уходя из настоящей жизни, и не уходил из жизни в безвестности, будто бы отчаявшийся в исправлении Церкви. О милосердие! О душа поистине божественная и апостольская! О попечение, как сказал Павел, обо всех Церквах». Геннадий с благодарностью принял призывы священного Марка и ответил с глубочайшим смиренномудрием и благоговением в письме, которое заканчивается так: «Если же судами, известными только Богу, ты отсюда уходишь к тому месту упокоения, которое ты уготовал себе, и, быть может, и из-за нашего недостоинства ты уходишь туда, где ты сам достоин быть, бесстрастный, подтверждаю, говорю я тебе пред Богом и святыми ангелами, незримо предстоящими нам, и перед оказавшимися здесь многими знаменитыми мужами, что я буду во всех этих делах вместо тебя и вместо твоих уст, и всё, что ты старался осуществить и передал мне, то я почитаю и поддерживаю и всем предлагаю, то есть учу, и ничего из этого не унижу, то есть не преступлю, ни в коем случае, но до самых последних опасностей, до крови и до смерти, буду бороться. И хотя очень малы мои в этих делах опыт и сила, но я убеждён, что твоя великая святость восполнит мои недостатки, и когда мы вместе здесь, присущим тебе во всех этих делах совершенством, и впредь твоими к Богу благодерзновенными молитвами».
Итак, священный Марк, созвав самых отличившихся в Церкви и в государстве, передал перед всеми руководство Геннадию Схоларию, сказав при этом случае: «Теперь, так как я отсюда уже ухожу, а другого никого не вижу, кто бы, как должно, в Церкви, в церковной вере и в церковных догматах пребывал, чтобы он заменил меня, поэтому удостаиваю его Геннадия), чтобы когда Господь нас зовёт, а лучше сказать, торопит, раскрылась тайная в нём искра благочестия и он споборствовал Церкви и здравым догматам — дабы то, что я не смог исполнить, совершил бы он в союзничестве с Богом. Ибо это возможно благодатию Божией от его естественного разумения и силы в речах. Возлагаю на него эту борьбу, чтобы он был вместо меня защитником Церкви и толкователем здравого учения, утвердившимся в правых догматах истины в союзничестве с Богом.
Когда настал час его смерти, он предал Создателю свою святую душу, наставляя присутствующих в их обязанностях перед Богом, что он делал всегда, пока был жив. Умер он 23 июня. Похороны его были всенародными, шествовал весь клир и весь народ, и священное надгробие было воздвигнуто в священном монастыре Манганов, в котором он и принял монашеский подвиг. Затем по соборному постановлению 19 января, что подтверждает и Нектарий Иерусалимский****, совершается ежегодное празднование его памяти*****.
Такова была кончина священного Марка Евгеника, великого заступника Православия, благого пастыря Эфесской Церкви, яркого светильника, воссиявшего на умопостигаемом небосводе Православной Церкви. Поистине, Церковь и народ должны чувствовать несомненную благодарность этому славному архиерею Эфеса, ибо он в одиночку, через поистине сверхчеловеческие труды, смог сохранить Православие и народ, как подтвердил и Папа Евгений, который, узнав, что тот отказался подписать определение, воскликнул: «Значит, мы ничего не добились».
Поэтому справедливо Церковь учинила его в лике святых отцов, почитая его память наравне с памятью Фотия Великого, подвиги которого достойно продолжил Марк, поистине Евгеник благородный) душой и своим помыслом — архиерей Церкви.

Примечания:
* То, что он покаялся перед смертью и отверг лжесоединение Церквей, подтверждает и писатель начала XVI столетия Мануил Великий Ритор, который напрямую говорит о возвращении Императора в Православие и единомыслие со священным Марком Эфесским. Сам священный Марк пишет в послании иеромонаху Феофану: «Знай, что это лжеединение уже успело благодатью и силой Божией разрушиться, а латинский догмат, вместо того, чтобы подтвердиться этим ложным собором, о чём всегда они старались, ещё более ниспровергнут и обличён, и заклеймён, как хульный и нечестивый, а те, которые его утвердили, не смеют даже рта раскрыть в его защиту. И Император, понимая это, никакого своего слова не говорит. Он открыто кается в содеянном и перекладывает вину на тех, которые, договорившись, подписали определение».
** В книге, распространённой под названием «Хронограф», мы читаем о Григории следующее: «Когда Император прибыл в Город без Патриарха, то был в Городе один святейший духовный человек по имени Григорий, который был родственником Великого Дуки. И его все поддерживали и против его воли поставили Патриархом. Но через некоторое время соблазны с каждым днём стали возрастать и поэтому он был вынужден уйти». Написанное вызывает у нас только недоумение, и мы предполагаем, что издатель «Хронографа» был подкуплен латинянами и вставил в книгу это место, или же автор книги взял этот эпизод у какого-нибудь латинского историка. Всё, что сказано в этом отрывке, — полная ложь, ибо, как явствует из уже сказанного, Григорий никак не может считаться святым, он не был избран Патриархом вопреки его воле и, наконец, не ушёл, а был низложен. Эта книга была издана в 1806 г. Николаем Гликой в Венеции.
*** Деяния этого Собора впервые издал по-гречески и по-латински униат XVII в. Лев Алляций, назвав их подложными и сфабрикованными. Но заблуждение Алляция изобличил Патриарх Иерусалимский Досифей, издавший деяния этого Собора с большей тщательностью в «Томосе Примирения», 457 и в Истории патриаршествовавших в Иерусалиме, 914. Также об этом пишет и почтеннейший Константин Иконом в своём трактате «О последнем Соборе православных во Святой Софии», которое издал его мудрый сын вместе с другими его трактатами под общим заглавием «Сохранившиеся церковные сочинения Константина из рода Икономов».
**** Синтагматион, 185-186.
***** О почитании православных памяти святого Марка свидетельствует и чудо, о котором рассказывает Афанасий Паросский в своей книге «Антипапа» [книга эта включает в себя антикатолйческие сочинения св. Марка и других наставников Византийской Церкви, прежде всего св. Фотия и св. Григория Паламы, и называется так, потому что св. Марк был поистине соперником Папы, победившим его притязания.] В Мессолонги тяжело заболела молодая сестра богатого и почтенного горожанина Димитрия Зурбея. Ей становилось всё хуже, и состояние её было уже угрожающим, несмотря на всю помощь врачей, так что её родственники уже отчаялись и стали готовиться к похоронам. Больная много дней лежала почти без чувств, и вдруг внезапно повернулась и попросила сиделок принести ей новую одежду, потому что иначе она может захлебнуться в воде. Брат подошёл к ней с большой радостью и спросил её, почему она такая мокрая. Она ответила, что какой-то архиерей пришёл и позвал её и отвёл на какой-то источник, где она умылась и исцелилась. Когда её спросили, знает ли она имя этого архиерея, она ответила, что он звался Марком Евгеникой. Когда сошлись соседи, то увидели, что не только вся одежда, но и вся кровать мокрая. Исцелившись, больная прожила ещё пятнадцать лет, всячески почитая память священного Марка.

______________________________________________________________________________________________________

19.1(1.2). – Память святителя Марка Эфесского († 23.6.1444)

Святой Марк Эфесский и Флорентийская уния

Святитель Марк Эфесский (1392–23.6.1444) – один из последних великих византийских богословов, выдающийся защитник Православия в борьбе с попытками навязать Православной Церкви Ферраро-Флорентийскую унию с католиками.

[Память его была установлена на день 19 января, хотя преставился святитель 23 июня 1444 г.; ошибочен и часто встречающийся год кончины – 1457 г.]

Марк родился в Константинополе, его отец был диаконом и сакелларием при храме Святой Софии, мать была дочерью врача. Марк получил прекрасное образование и уже в раннем возрасте занял должность отца при храме Св. Софии. С юности Марк имел склонность к богословию и аскетической жизни. Будучи духовным сыном Константинопольского патриарха Евфимия, Марк стал приближен к императорскому двору и привлек внимание Императора Мануила II, который сделал его своим советником.

В 1418 г. Марк оставляет Константинополь и принимает монашеский постриг в обители на острове Антигон. Вскоре, опасаясь турецкого завоевания, монахи покинули обитель и Марк возвращается в Константинополь и поселяется в Манганской обители. Император Иоанн VIII, сменивший Мануила, также высоко ценил Марка, о чём свидетельствует ряд сочинений святителя, написанных по просьбам Императора, чтобы дать ответы на вопросы богословско-философского характера. В 1437 г. по воле Императора Марк становится митрополитом Эфесским и 24 ноября вместе с ним и Патриархом в составе делегации православных епископов отправляется на церковный Собор с католиками в Италию, который продлился два года и получил название по местам заседаний как Ферраро-Флорентийский собор.

9 апреля 1438 г. состоялось открытие Собора. На нем решили создать комиссию по изучению догматических расхождений между римской и православной Церквами и выработке условий заключения унии. От православной части комиссии только Марк Эфесский и Виссарион Никейский были уполномочены публично выступать в дискуссиях с католиками, что свидетельствует о высоком авторитете свт. Марка.

К началу работы Собора свт. Марк отнесся с должной христианской доброжелательностью и надеялся на возможность преодоления препятствий к унии. Он приложил огромные усилия для разъяснения ошибок римских богословов, противоречащих догматам Вселенских соборов (в частности вопрос о филиокве – исхождения Святаго Духа якобы также и от Сына). За время работы соборной комиссии Марк написал ряд выдающихся богословских работ: «Десять аргументов против существования чистилища», «Сумма изречений о Святом Духе», «Главы против латинян», «Исповедание веры» и «О времени пресуществления». Однако старания его не возымели воздействия даже на его православных собратьев, склонявшихся к принятию унии. Нововведения западных епископов были признаны в итоге «правомочными» с оговоркой, что Восточные церкви не станут вводить их у себя. 6 июля 1439 г. греческая делегация, включая Императора, подписала унию.

Для этого с православной стороны решающими оказались не богословские, а государственно-политические соображения: Византия не имела надежд сопротивление в одиночку наступавшим туркам. Как последняя надежда на помощь и была для византийцев уния с христианским Западом.

Марк стал единственным из числа греческих иерархов, кто не признал унию, полагая, что предательством истины нельзя обрести помощь Божию в обороне Второго Рима. И это имело огромное значение: даже папа Евгений IV, не видя подписи Марка на акте соединения церквей, разочарованно сказал: «Мы ничего не сделали». В своём «Окружном Послании против греколатинян и постановлений Флорентийского Собора» свт. Марк писал: «Итак, братие, бегите от них и от общения с ними; ибо они — «лживи апостоли, делатели нечестивии, преобразующеся во Апостолы Христовы»…».

1 февраля 1440 г. греческая делегация вернулась из Италии в Константинополь. По словам историка Дуки встреча их была безрадостной и на вопрос «победили ли мы?» -они сами же признали: «Продали мы веру нашу, променяли блогочестие на нечестие; изменив Святым Дарам, стали азиматами-опресночниками».

Константинопольский Патриарх Иосиф II скончался в 1439 г. еще во Флоренции, и по возращении Императора в Константинополь место предстоятеля было предложено исповеднику Марку, но он отказался принять патриаршее достоинство на условиях унии. Патриархом был избран Митрофан II, сторонник унии.

Тем не менее, народ не желал признавать унию. Византолог Г.А. Острогорский пишет: «Решения, принятые на Соборе во Флоренции, не имели никакого значения. Византийский народ был против постановлений Феррары и Флоренции со страстным фанатизмом, и в то время как все увещания сторонников Унии игнорировались, пламенные проповеди Марка Евгеника везде находили восторженный отклик». Вокруг Марка сплотилась многочисленная партия непризнавших унию, многие из подписавших буллу епископов взяли свои подписи обратно. Отрицание свт. Марком об унии было поддержано монастырями, имевшими большое духовное влияние на народ.

Следует подчеркнуть, что на Руси уния была сразу же отвергнута, хотя митрополит Исидор, грек, назначенный из Константинополя главою Русской Церкви, подписал унию на Соборе. Вернулся он в Москву уже в сане кардинала как посланник папы Римского и с католическим крестом. На первой же литургии прозвучало имя папы как главы Церкви и было зачитано решение Флорентийского собора, что ввергло народ столбняк. Первым опомнился Великий Князь Василий II, назвавший Исидора «ересным прелестником, лютым волком, лжепастырем, губителем душ». Исидору пришлось бежать из Руси к папе. Поэтому и подвиг свт. Марка Эфесского особенно почитался на Руси.

Недолго пробыв в Константинополе, свт. Марк уезжает в свою митрополию в Эфес, бывший уже под властью турок. Оттуда он направлял новые многочисленные послания против унии, которые настроили против него Императора. Приходилось претерпевать и гонения магометан, паства быстро оскудевала из-за массового бегства (эмиграции), поэтому свт. Марк тоже решил уйти из-под турецкой власти на Св. Гору Афон, однако добраться туда не удалось.

Когда корабль, на котором плыл свт. Марк, пристал к острову Лемнос, митрополит был арестован по указанию Императора Иоанна VIII и заточен в местную крепость Мундрос, в которой провёл два года. В это время он не переставал вести переписку, в которой по прежнему резко критиковал унию и призывал верующих держаться Православия.

К осени 1442 г. свт. Марк был освобожден из заключения и вернулся в Константинополь, где продолжил свою борьбу с унией. Бывший в то время Константинопольским Патриархом Григорий III Мамма придерживался унии и был противником Марка. Несмотря на это, по свидетельству великого ритора Мануила, Марк добился перелома в отношении к унии: «подъявши многие труды и из обманутых там одних вновь обративши, в том числе и самого приснопамятного царя…». О перемене взглядов Императора пишет и сам Марк: «Император… открыто говорит, что кается в совершившемся и слагает вину на покорившихся и подписавших Унию».

Скончался свт. Марк 23 июня 1444 г. в Константинополе после двухнедельной тяжелой болезни. Умирая, свт. Марк обратился к присутствующим с напутственным словом, записанном Георгием Схоларием, в котором он даже в момент смерти проявляет себя как непримиримый борец с унией. В этом же слове Марк напуствует будущего патриарха Георгия Схолария стать вместо него борцом за сохранение Православия. Святитель был погребен в Манганской обители в Константинополе.

Исповедническая стойкость свт. Марка – единственного не подписавшего унию участника Собора! – принесла с Божией помощью должный плод: при последнем византийском Императоре Константине на Соборе в храме Св. Софии в 1450 г. в присутствии трех Восточных Патриархов уния была разорвана, Григорий Мамма был низложен, сторонники унии объявлены предателями, а святителю Марку были возданы почести как борцу за истину Православия. Но к сожалению, Божия помощь так и не нашла себе достойного приложения для защиты Второго Рима – он пал 29 мая 1453 г.

Последующие византийские Патриархи, хотя и под властью турок, вновь стали придерживаться Православия. В 1734 г. при Константинопольском Патриархе Серафиме I Марк был причислен к лику святых. А подвиг его стал ободряющим примером для многих православных подвижников во всем мiре, которым также приходилось отстаивать истину Православия в одиночку, не соглашаясь на капитуляцию перед давлением заблуждающегося или приземленно-конформистского большинства. В ХХ веке об этой параллели часто приходилось вспоминать в России в связи с сопротивлением исповедников, не покорившихся требованиям лояльности богоборческой власти. И чем ближе к концу истории, тем чаще святитель Марк будет служить образцом поведения и спасения для истинно православного человека.

Использована книга: Архимандрит Амвросий (Погодин). «Святой Марк Эфесский и Флорентийская уния». Джорданвиль, 1963.

http://www.rusidea.org/?a=25020101

 

Комментарии запрещены.

Единственная власть от Бога - Православная монархия.

Loading ... Loading ...

Утверди Боже.

Выхожу один я на дорогу

Русская Женщина.

ПОКАЯНИЕ.

Путин о Царе.

ЗА РУССКОЕ СОЛНЦЕ.

Пандемии ЛЖИ.

Богоносная Россия.

Ювенальная юстиция.

Сербия Россия.

Архивы