Календарь
Чтобы получать новые статьи сайта на свой e-mail

Иудеи.

Тайна раскрыта.

Путин о Русских.

Демократы и жиды.

Календарь Святая Русь


Издательство Русская Идея




Сайт
Мама, не делай аборт!

Иеромонах Рафаил (Огородников). Иеромонах Василий, иноки Трофим и Ферапонт.

Вскоре вся православная Россия узнала: после ночной Пасхальной службы рука сатаниста 60-сантиметровым ножом с гравировкой «666» прервала жизнь трех Оптинских насельников: иеромонаха Василия (Рослякова), инока Трофима (Татарникова) и инока Ферапонта (Пушкарева). «Это было восхождение по вертикальной стене.»

«…Мученичеству за Христа всегда предшествует бескровное духовное мученичество»


Иеромонах Василий, иноки Трофим и Ферапонт.

…Радостный пасхальный звон неожиданно перешел в набат. Это старший звонарь Трофим, пронзенный ритуальным ножом, «восстав из мертвых», подтянулся на веревках и ударил в набат, раскачивая колокола уже мертвым телом. Мгновением раньше молча упал инок Ферапонт, получив страшный удар в спину. Отец Василий спешил на Литургию в Скит, когда убийца нанес ему смертельную рану, перерезав все внутренние органы. Неожиданная свидетельница-девочка своим чистым взором увидела, что от упавшего иеромонаха в сторону забора метнулась тень черного страшного зверя… В дневнике о. Василия нашли запись из письма сщмч. Игнатия Богоносца: «Молю вас да не безвременною любовию меня удержите, оставите мя снедь быти зверем, им иже Богу достигнути возмогу»…

Во время ранней Литургии в день Светлого Христова Воскресения 18 апреля 1993 г . в скитский храм даже не вбежал, а как бы вполз послушник Е., оглушив всех страшной вестью: «Братиков убили!». Вскоре вся православная Россия узнала: после ночной Пасхальной службы рука сатаниста 60-сантиметровым ножом с гравировкой «666» прервала жизнь трех Оптинских насельников: иеромонаха Василия (Рослякова), инока Трофима (Татарникова) и инока Ферапонта (Пушкарева).

Казалось, они ничем не отличались от других братии монастыря. Однако внутренняя жизнь тех, кто уходит из мира и посвящает себя только Единому Владыке и Господу нашему Иисусу Христу – тайна, неведомая даже близким. И потому не случайно именно их Господь избрал сподобиться мученического венца – «самого большого счастья в этой земной жизни» (свт. Иоанн Златоуст).

Какими же они были? Молчаливый молитвенник инок Ферапонт. Всех любящий, безотказный, мастер на все руки инок Трофим, которого знавшие его называли ласково Трофимушка. Сосредоточенный, самоуглубленный иеромонах Василий.

Разными путями пришли они к Богу, но у каждого был toi миг, когда душа вдруг познала Истину, о чем будущий инок Трофим, переполненный радостью откровения, однажды воскликнул: «Нашел!».

Неприметный сибиряк Владимир Пушкарев был облачен и подрясник и стал иноком Ферапонтом в день памяти сорока Севастийских мучеников, когда отец Василий говорил на проповеди: «Кровь мучеников и поныне льется за наши грехи. Бесы не могут видеть крови мучеников, ибо она сияет ярче солнца и звезд, попаляя их. Сейчас мученики нам помогают, а на Страшном Суде будут нас обличать, ибо до скончания века действует закон крови: даждь кровь и приими Дух»…

У инока Ферапонта была такая жажда молитвы, что ее не насыщали даже долгие монастырские службы. Одна монахиня рассказала, как она, когда была паломницей, увидела однажды стоящего на коленях, под мокрым снегом о. Ферапонта. Через полчаса, выглянув в окно, она застала ту же картину, отметив, что инок мерно перебирает четки. Невероятно, но и через два часа она вновь увидела его, павшего молитвенно ниц, уже припорошенного снегом.

В последние дни Великого поста, перед смертью, этот молчальник вообще не ложился спать. Молился ночами. Тайну своей напряженной молитвенной жизни он унес с собой в вечность, но запомнили его слова: «Да, наши грехи можно только кровью смыть».

«Трофим был духовный Илья Муромец и так по-богатырски щедро изливал на всех свою любовь, что каждый считал его своим другом», – вспоминал об иноке Трофиме один трудник. «Он каждому был брат, помощник, родня», – отзывался о нем игумен Владимир. «Трофим был истинный монах – тайный, внутренний, а внешней набожности и фарисейства в нем и тени не ныло… Он любил Бога и всех людей!.. Плохих для него на земле не было», – говорил другой паломник.

И никто при его жизни не знал, что он был тайный аскет, но аскет радостный и являющий своей жизнью то торжество духа над плотью, когда, по словам св. прав. Иоанна Кронштадтского, «душа носит тело свое».

Отец Василий, в миру Игорь Росляков, до Оптиной был известным спортсменом-ватерполистом. Господь наделил его многими талантами. Сохранившиеся дневники, стихи выдают в нем человека удивительно способного к слову. Его последний дневник оборвался на записи: «Духом Святым мы познаем Бога. Это новый, неведомый нам орган, данный нам Господом для познания Его любви и Его благости… Это как если бы тебе дали крылья и сказали: а теперь можешь летать по вселенной. Дух Святый это крылья души». Неужели так можно писать, не познав?

«Его жизнь была столь стремительным восхождением к Богу, — – вспоминает иконописец П., – что в душе жил холодок: а вдруг сорвется на крутизне?». Узнав об убийстве о. Василия этот иконописец в потрясении воскликнул: «Отец, ты дошел. Ты победил, отец!»

Трое Оптинцев победили…

По молитвам святых старцев Оптинских Благословенная Обитель уже через пять лет после ее возвращения Православной Церкви духовно взрастила новомучеников, своею кровию омывших не только свои грехи. Правильно понимая случившееся один из отцов, который служил в Скиту в то время, когда пришло известие об убийстве, сказал со слезами на глазах: «Слава Тебе, Господи, что посетил Оптину Своею милостью».

Православные люди сразу стали почитать убиенных в Святую ночь. На их могилках (в юго-восточной части монастыря) всегда много цветов, зажжены свечи; известно множество случаев исцелений при молитвенном обращении к ним. Сейчас над их могилами возведена часовня.

 

Из книги «ПАСХА КРАСНАЯ»

 

«Я молюсь за тебя, а ты меня водкой поливаешь и пеплом посыпаешь»

«Возлюбить ближнего, как самого себя,молиться за него, как за самого себя, тем самым увидеть, что грехи ближнего – это твои грехи, сойти в ад с этими грехами ради спасения ближнего»

«…кто-то должен ради спасения ближнего сходить в ад»

«…мне жирного нельзя, а то молодость заест»

«…А у Трофима застолье – квас да картошка»

«…я тружусь во славу Христа»

«…снимите сначала с меня голову, а потом уж снимайте крест»

«А духовный меч монашества – молитва Иисусова»

«…чужд теплохладности…»

«Это было восхождение по вертикальной стене»

«…мученичеству за Христа всегда предшествует бескровное духовное мученичество»

«Дорог каждый день. Мир идёт в погибель»

«…готовность к смерти при одновременной готовности жить»

«…если засижусь ночью, то уже и не ложусь»

«Да, наши грехи можно только кровью смыть»

«Отсекай даже не помыслы, а прилоги к ним»

«Ведь пост не самоцель, а средство брани против духов злобы поднебесной»

«Мы монахи последних времён и духовных дарований нам не дано. Нам их не понести. Наше дело – терпеть скорби»

«Это был русский человек с тем характерным чувством вины за всё происходящее, какое свойственно людям, наделённым силою жертвенной высокой любви»

«…я читал об одном старце, умиравшем воистину мученически, поскольку он набрал на себя много чужих грехов»

«Чем больше освобождаешься от страстей, тем меньше интерес к материальному»

«Чем ближе ко Христу и к спасению, тем сильнее духовная брань»

«…о. Василий упал, а в сторону от него метнулся чёрный страшный зверь… »

«…сидел ночами и читал… читатель он был ненасытный»

«…о такой смерти можно только мечтать»

«…с радостью шли на смерть за Христа»

«Неужели мы опять забыли, что молчанием предаётся Бог?!»

«…в браке жить – это надо и Богу, и людям угодить, а в наше время это очень тяжело»

«Хорошо тем людям, которые приняли мученическую смерть за Христа. Хорошо бы и мне того удостоится»

«…А чего, — говорит он, — в пустыне поститься? Там и так нечего есть. Вот попробуй поститься в трапезной, где всего полно, тогда и будешь постник»

«А вот попробуй из любви к Богу есть то, что не нравится»

«…Всё это делом надо проходить»

«…не достиг совершенства, чтобы разглядывать женщин»

«…Другие скотники выпьют бутылку и спят всю ночь. А Трофиму коровок жалко…»

«Как же трудно иным прийти к Богу из-за выжженной, осквернённой совести!»

«А деньги и всё подобное (жратва и шмотки) – семена диавола, плотское дерьмо, на котором мы все свихнулись»

«Молитесь друг за друга. Прощайте друг другу. А всё остальное суета, без которой можно прожить. Только это нужно понять»

«…на пределе сил»

«…от всего сердца благодари за скорби, за радость, за самое тяжкое»

«Ох, Трофим, — говорю, — быть мне в аду. Приду в келию и падаю, а на правило сил уже нет. А я, — говорит, — приду в келию, встану на молитву. И вот помню, что начал читать «Отче наш», а закончил ли – не помню»

«…творить жизнь возможно только стоя во Христе»

«…да как крикнет: «Дед, помирать скоро! Бросай ты своих адвентистов и возвращайся в Православие!»»

«…а в Царстве Небесном откроется, кто наш истинный друг и родня»

 

Монахи-возлюбленные дети Господни.

 

Про отца Рафаила (иеромонаха Рафаила Огородникова) отец Василий (иеромонах Василий Росляков удостоился мучинечиской смерти за Христа — 1993г. (Пасха красная)) говорил: «Я ему обязан монашеством, я ему обязан священством – да я ему всем обязан»

Из рассказа об иеромонахе Рафаиле (Огородникове):

«В церкви я увидела незнакомую, изящно одетую женщину с детьми, спросила ее — не к нам ли? — и отвела домой. За столом она аккуратно кушала, пила, отставив пальчик. Я думала: какая она аккуратная и тонкая — батюшка теперь только с ней будет разговаривать, а я только по хозяйству. Батюшка за столом стал рассказывать, как он отпевал покойника, что от жары и духоты тот «потек», открыли окна и двери, но ветра не было, и он от сладковатого запаха чуть было не потерял сознание. Потом батюшка зачерпнул из-под ее носа салат, поковырял в ухе ложкой, разлил чай мимо чашки и вытер стол рукавом. Бедная женщина «давилась» чаем. Батюшка перестал ее испытывать, когда она уже чуть не плакала; как-то утешил ее.»

«Отец Рафаил, желая избавить меня от манерности, говорил:

— Я вас поставлю возле храма просить милостыню. Сделаем вам одежду: в мешке для головы и рук прорежем дырки. Будете стоять и собирать милостыню. А за каждого входящего в храм будете молиться.

У меня заблестели глаза, я сразу захотела надеть мешок. Батюшка отец Рафаил, увидев, что мне это очень понравилось и я с удовольствием буду ходить в мешке, внимательно посмотрел и сказал: — Нет, вам нельзя.»

«Батюшка как-то располагал к себе, люди к нему тянулись. Поначалу батюшка каждого приходящего к нему человека окружал такой любовью и пониманием, что растапливалось сердце. Батюшка давал высказаться, слушал, кивая и соглашаясь со всем. Затем начинал смирять, иногда невыносимым образом: и тогда — при моей манерности — хотелось провалиться сквозь землю. Например, пьем мы чай. Батюшка говорит: «Гришка, дай вон то полотенце лицо утереть». И показывает на полотенце, которым я вытирала, простите, ноги. Я встаю из-за стола и говорю: «Я сейчас принесу чистое». Батюшка: «Гришка, ты что, ноги им вытирал, давай сюда». Тот ворчит, а я просто не нахожу себе места.

Или еще: я была очень полная, а потом похудела. Уже когда я похудела, батюшка говорит: «А то бывают девицы, у которых пузо висит. Это очень некрасиво…» Я думала, что это не про меня, а потом поняла, что про меня.»

«В то же время более деликатного человека, чем наш батюшка, я не знала. Многие священники потом пытались его заменить, повторяли его слова, но такой милости и деликатности повторить не могли. Одним словом или взглядом батюшка мог утешить душу. Внешне ничего не происходило: сидели за столом, чай пили; но приехавшие в страстях, в недоумениях уезжали от отца Рафаила умиротворенными и утвержденными в вере. И эта тишина и мир долгое время оставались в душе. В какое-то время личные отношения отходили на второй план, а батюшка вызывал чувство глубокого благоговения. Ему уже страшно было перечить, страшно было огорчить его. Мы по-прежнему пили чай, но уже сознавали свое ничтожество.»

 

Комментарии запрещены.

Единственная власть от Бога - Православная монархия.

Loading ... Loading ...

Утверди Боже.

Выхожу один я на дорогу

Русская Женщина.

ПОКАЯНИЕ.

Путин о Царе.

ЗА РУССКОЕ СОЛНЦЕ.

Пандемии ЛЖИ.

Богоносная Россия.

Ювенальная юстиция.

Сербия Россия.

Архивы